Ksenia Bolshakova

Предметный фотограф

Ксения Большакова — предметный фотограф, владелец двух фотостудий, преподаватель предметной фотографии, развивает магазин для предметных фотографов
Клиенты: Oriflame, Faberlic, Holika Holika, Л’Этуаль, Mac cosmetics, Beauty Bomb, Jagermeister, Kaspersky 


Ксения, расскажи про свой путь. Кем ты работала до того, как стала фотографом? 

Я училась на гостиничном сервисе и уже на втором курсе получила работу по специальности в большой гостинице. Но уже к 20 годам находиться там стало невыносимо, сидела за стойкой и думала: «Куда я спускаю свою жизнь?» К тому моменту уже перешла на заочку в «пиар и рекламу», хотелось создавать рекламу и креативы, и я нашла себе подходящее место в интернет-проекте менеджером. А потом случилась большая любовь в Москве, и я переехала туда из Питера. Он был свадебным фотографом, я начала помогать ему и довольно быстро переметнулась на ту сторону.

Вот так в 20 лет закончился мой корпоративный опыт. Да, было страшно бросать стабильную работу. Но еще страшнее, прям до ужаса внутри, застрять в той унылой жизни. Представить, что вот это и есть все! Что работа будет похожа на отбывание наказания. Меня возмущал такой расклад. Я, точно, родилась не для этого. Я буду крутым профи, буду обожать свое дело и хорошо зарабатывать. Так я решила когда-то, не имея никаких оснований, гарантий и плана. 

Почему именно предметная фотография заинтересовала? 

Я видела там перспективы для бизнеса и плюс хотелось найти вариант, чтобы быть посвободнее. Свадебщики весь летний период встают в 6 утра и едут снимать, невозможно подменить этого человека. Снимая чужие свадьбы, я даже пропустила несколько свадеб друзей. А вот для предметников хорошее время, а сейчас так особенно есть работа. Наверное, ты сама заметила, как за последнее время появилось много крутых отечественных брендов — это благодаря тому, что у нас доллар в два раза вырос, и импортировать стало дорого.  


Ksenia Bolshakova | OSSMA Magazine, sense to fashion

Как придумываешь идеи для съёмок? На кого-то ориентируешься, что вдохновляет? 

Конечно же, помогает всем известный Pinterest — но это только на первом этапе. У клиентов, на самом деле, довольно четкое понимание, что им нравится, а что нет, но им нужно помочь раскрыть идею. И начинаем с самого просто: показываешь ему две картинки: одна темная, другая светлая, одна наполненная, другая минималистичная — какая нравится? Таким образом доходим до понимания, где клиент хочет находиться в конечном счете. Далее переходим уже на уровень смыслов: что бренд хочет донести своей аудитории. Опираясь на это, можно планировать более детально: если это инновации, то в кадре может появиться, скажем, намек на лабораторию, если про экологичность, то уже не нужны яркие цвета, какие-то стекляшки, здесь скорее про камни и цветочки. Предметная картинка считывается двумя слоями: внешний и на уровне смыслов. Например, у нас была съемка для корейского бренда Holika Holika, нужно было снять дорогой хайлайтер, подчеркнув его ценность.

Мы с командой устроили брейншторм, и в итоге родилась идея про космическую станцию, на которой в конвейере из жемчужин и камушков перемалывается в пыль этот хайлайтер. Потом был набросок: примерная диагональ конвейера, висит эта воронка, где лежат бусинки и из нее высыпается хайлайтер, его мы отдали сет-дизайнеру, она нарисовала модель на компьютере, согласовали, что-то подкорректировали, и дальше она уже собирала это все из бумаги. Почти на каждом этапе мы показываем все клиенту, в целом у нас такой подход, что каждая картинка настолько тщательно проговаривается, что не может такого быть, чтобы в конечном счете клиенту что-то не понравилось.  

Как считаешь, какие приёмы в предметной съёмке уже устарели и считаются моветоном? 

Чаще всего это комплексная история: старомодное видение цвета и света, скажем, какой-то ядреный синий, который хорошо работал в начале 2000-х. В основном это старая школа, где делается акцент на техническую составляющую, и ставят свет они действительно идеально, ничего не скажешь, но при этом у них как будто напрочь отбивается чувство стиля. В этих картинках нет интересных образов, сторителлинга, когда люди не могут собрать историю, поиграть с фактурами и реквизитом. То есть если в кадре и появляется предмет, то это чаще всего в лоб. Из разряда: у нас тут нож, значит будет рядом разрезанный помидор. Им не придет в голову, например, подвесить нож в левитации, чтобы только разрезанное перо разлеталось в стороны. Вообще предметнику, как и любому другому фотографу, нужно быть в контексте своего времени, ведь тренды в предметку не приходят просто так, это все осуществляется сквозь призму современной моды, искусства, да практически отовсюду. Вся моя команда подписана на модельеров, модные журналы, потому что там на уровне подсознания откладывается понимание новых трендовых цветов, приемов, стилей. 

А кого, наоборот, считаешь топовыми предметниками? Перечисли, кого интересного посмотреть. 

Mitchell Feinberg, Maki Studio, David Lineton, Wilson Wong.  

Чем ещё увлекаешься помимо съёмок? 

Практикуюсь в стоп-моушн анимации. А еще мое второе, если даже не первое, призвание — коучинг, во многом реализую это через блог. Да и в жизни постоянно умудряюсь подбить друзей, чтобы рискнуть и сделать что-то, есть талант вдохновить людей, подтолкнуть и раскрыть их собственные таланты. Для меня обычная история, когда человек, которого я нанимала менеджером, уходит от меня готовым видеооператором на вольные хлеба. 

Ksenia Bolshakova | OSSMA Magazine, sense to fashion
Ksenia Bolshakova | OSSMA Magazine, sense to fashion
Ksenia Bolshakova | OSSMA Magazine, sense to fashion
Ksenia Bolshakova | OSSMA Magazine, sense to fashion

Посоветуй, на что бы ты не советовала тратить деньги начинающему фотографу? 

Есть, например, предметный стол и лайткуб — и то и другое придумали маркетологи, а не предметники. Возьмем лайткуб, который позиционируется как средство для бестеневой съемки, но на выходе у вас получается просто очень блеклая и неконтрастная картинка, и гораздо лучшего результата можно добиться без него. А предметный стол, часто это первое, что покупают начинающие предметники по незнанию, — громоздкий и по факту бесполезный, зато стоит от 4.000 и до 90.000.

Наверное, только предметный фотограф может понять другого предметника. Что продается в твоем магазине? 

Да, так и есть. Сейчас на рынке практически нет ничего, что было бы полезно предметным фотографам, и то, что сейчас продаю — это вещи, которые я в свое время начала создавать, потому что не могла найти альтернативы. Фоны собственного производства — они жесткие, не боятся влаги, жира, не бликуют и не имеют фактуры, на рынке я больше не находила специальных фонов такого качества, и еще козлики — это такие подстолья для съемки. С ними тоже проблема на рынке: неустойчивые, маленькая вилка регулировки высоты. Я не могла найти что-то подходящее, поэтому обратилась в мебельную компанию: мы начертили проект, изготовили, обкатывали больше года, и после этого я начала продавать.  

Как твой 2020? Что делала, когда случился карантин? 

Начался он странно, я как будто почувствовала что-то неладное: закрыла студию, разослала всех по домам, кого-то сократила, кого-то уволила, забрала оборудование, чтобы работать из дома. И через неделю Электрозавод закрылся, мы платили полную аренду, при том, что не могли даже зайти в свое помещение. Вытянули за счет того, что продолжали снимать дома, клиенты были, и в том числе пришли еще те, у кого сорвались модельные съемки, и они делали предметные. Так что, пока все сидели без работы, особенно досталось, конечно, свадебщикам, предметники успевали зарабатывать. А когда начался июнь, и нас выпустили с карантина, половина завода начала съезжать. Особенно фотостудии, которые пропустили часть сезона, им нужно было оплачивать аренду, а впереди лето — не сезон для студий, и непонятно, что будет дальше. Тут я увидела, что один парень продает свою фотостудию, и купила у него. Так появился второй бизнес. Это был риск, но он оправдался. Да, год был продуктивным, а в декабре я стала чувствовать, что выгораю.  

Ты знаешь, что это такое? Как справляешься? 

Мне легко работать, но основная проблема — уловить момент, когда я перерабатываю. Перед выгоранием есть такой период, когда ты уже не можешь остановиться. Все круто получается, дела идут, и мозг на драйве, но тело начинает подсказывать, понемногу пропадают силы. Если не услышать этих сигналов, в дело вступает психика: ты начинаешь чувствовать отвращение к тому, что обычно любишь. К концу января я все-таки признала, что выгорела, и поняла, что, если не отдохну прямо сейчас, дальше не смогу. Тогда я написала клиентам и честно все сказала, уехала в Турцию на 12 дней и просто спала, гуляла по пляжу… Мне помогло.  

Какой бы ты дала совет или напутствие другим фотографам? 

Во-первых, инвестировать в свое обучение, считать деньги через профиль времени. Можно идти своим путем и очень долго. Будучи неопытным, человек никогда не заметит деталей, в которых часто сам дьявол, а опытный человек на это укажет. 

И это касается всего, я сама сейчас стараюсь вкладывать деньги в обучение чему-либо. Нужно научиться маркетингу — возьму курс, где все концентрированно, четко и по делу, а не буду собирать по интернету бесплатную разрозненную инфу. Фотография, построение команды, продажи, написание текста, управление проектами — все это кто-то знает и может вложить тебе в голову. 

Во-вторых, сразу начинать брать деньги за свою работу. Я часто смотрю страницы тех, кто спрашивает про продвижение и где брать первых клиентов. В шапке профиля у таких обычно написано «я только учусь», «начинающий фотограф», «предметка недорого», «фотка от 30 рублей»… Что считывает клиент: я пока прикидываюсь веником. Я в себе не уверен. Я, конечно, попытаюсь, но ничего вам не обещаю. Я не готов брать ответственность за результат, но зато поработаю почти бесплатно (надеюсь, вы это оцените и будете меня бесконечно благодарить). Фотограф будто занижает заранее ожидания клиента. И это угнетающее ощущение нужды и неуверенности в себе притягивает халявщиков на раз-два. 

У меня есть способ, который позволяет справляться со страхами, — называется «метод бабки». Вот знаешь, в чем преимущество старых людей? Им совершенно неважно чужое мнение и уже нечего терять. Вот так садишься за стол и представляешь напротив себя в 85 лет. Моя бабка дерзкая и саркастичная. Такие у меня с ней диалоги: « я облажаюсь!» — «ну и ладно, все кто увидит твой позор, умрут в этом столетии», «а если ничего не получится?» — «у тебя обычно получается. Ссы, но делай!», «боюсь выглядеть глупо…» — «делай играючи, ты слишком серьезная». 

И третье: нужно запретить гнобить себя. У нас всех разный потенциал и насколько реализуется твой, зависит от тебя и того окружения, которое ты собрал вокруг себя. Множество людей живут на нижней границе своего потенциала, потому что им страшно. Важно разграничить, где твои мысли, а где чужие, послать подальше всех этих критиканов в голове, грести по максимуму и не забывать, что для правильного баланса вложения ресурса и получения ресурса нужны деньги. Деньги — это просто такая форма фидбэка от мира, что ты все делаешь правильно и можешь продолжать двигаться в том же направлении.

Ksenia Bolshakova | OSSMA Magazine, sense to fashion

Интервьюеры Дарья Максимова, Юлия Дьякова
Редактор Дарья Максимова
Респондент Ксения Большакова Instagram @kse.bolshakovа
Специально для OSSMA, Выпуск: Март, 2021

Интервью